Информационно-просветительский портал Ханты-Мансийского автономного округа - Югры.
Ссылки
Сервисы: содержание - о Хронографе - помощь - обратная связь
Хронограф: на главную - Энциклопедии Рубрикона - добавить в избранное - cделать стартовой
Яndex: наука - словари - экономика - Hi-Tech - почта - открытки
Rambler: почта - новости - словари - антивирус - руметрика - валюта - спорт - погода - текущая позиция в Rambler Top100
Google: поиск - gmail - статистика
Календарь
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Примечание
Даты событий, происшедших с 5 октября 1582 года по 31 января 1918 года приведены по «старому стилю». Для пересчета дат в современный (григорианский) календарь следует применять следующие правила:
С По Добавить
5.10.1582 29.02.1700 10 дней
1.03.1700 29.02.1800 11 дней
1.03.1800 29.02.1900 12 дней
1.03.1900 31.01.1918 13 дней
Дни недели не изменяются.
Подробнее: Большая советская энциклопедия, статья «Календарь»
 
22 ноября
Умерла декабристка АЛЕКСАНДРА ГРИГОРЬЕВНА МУРАВЬЕВА (1804-1832)
Художник П.Ф. Соколов. 1825
А.Г. Муравьева

Александра Григорьевна Муравьева, урожденная Чернышева, происходила из знатного и богатого графского рода Чернышевых, который возвысился в эпоху Петра Великого и окончательно укрепил свое влияние и богатство при Екатерине II. Отец семейства - Григорий Иванович Чернышев был «офранцуженным екатерининским вельможей», «большим чудаком и мотом». Его супруга – Елизавета Петровна Чернышева была заботливой матерью, которая лично занималась воспитанием своих детей. В семье было шесть дочерей, которые получили приличное для своего времени и круга светское образование и единственный сын Захар, который был зачислен эстандарт-юнкером в Кавалергардский полк.

Когда Александрина, так звали на французский манер Александру Григорьевну близкие, познакомилась с Никитой Михайловичем Муравьевым, ей едва минуло двадцать лет. Графиня, красавица, прекрасно образованная, обладающая тонким вкусом, она, казалось, родилась для счастья, которое и нашла в лице будущего супруга. В феврале 1823 года состоялась их свадьба. К моменту восстания у Муравьевых было двое детей, и Александрина была беременна третьим ребенком. Они были совершенно счастливы. Муж Александры Григорьевны – Никита Михайлович Муравьев родился в богатой дворянской семье. Его отец – Михаил Никитич Муравьев сам занимался воспитанием своих сыновей, Никиты и Александра, и вошел в историю России, как человек Просвещения, который удостоился чести быть воспитателем внуков Екатерины II, великих князей Александра и Константина Павловичей. Уроки отца не прошли даром для братьев.

Война с Наполеоном произвела огромное впечатление на общество. Никита Михайлович оказался в действующей армии, с которой прошел славный путь заграничных походов. После возвращения в Россию он служил в Гвардейском Генеральном штабе, в 1816 г. получил чин подпоручика и в том же году стал одним из основателей тайного общества «Союза спасения», в котором участниками были его друзья и родственники. В 1820-е годы Никита Муравьев составил проект Конституции и стал лидером Северного общества в Петербурге.

19 ноября 1825 г. в Таганроге неожиданно умер император Александр I. 14 декабря на Сенатской площади в Петербурге произошло выступление декабристов. Пальба из пушек смяла каре мятежников. Началась паника. Все было кончено. Начались массовые аресты участников «возмутительного происшествия».

В декабре 1825 г. Н.М. Муравьев находился с семьей далеко от Петербурга, в имении Чернышевых Тагине Орловской губернии. Он был арестован 20 декабря на глазах, ничего не знавшей семьи, и в сопровождении жандармского офицера доставлен в Петербург и посажен в Петропавловскую крепость. Среди арестованных оказались родной брат А.Г. Муравьевой Захар Чернышев, ее кузены и знакомые. 23-летняя молодая женщина уже 30 декабря прибыла в Петербург, и нашла в себе силы, чтобы поддержать любимого супруга, сразу заявив, что намерена следовать за ним в Сибирь. В несчастье, которое обрушилось на Александру Григорьевну, ее поддержали родители, которые не стали удерживать дочь от поездки в Сибирь. А сестры с восторгом отнеслись к брату Захару, Никите, кузенам, считая их героями. Их понятия любви к ближним были так высоки, что они просили позволения у императора разделить изгнание с сестрой. Они всю жизнь обожали Александрину, считали ее героиней и после ее смерти свято хранили память о ней.

Горячо поддержала свою невестку и Екатерина Федоровна Муравьева, которая обожала своих сыновей, и верила в их невиновность. После 1826 года ее дом в Петербурге превратился в своеобразный центр, куда стекалась вся информация о сибирских изгнанниках, где можно было найти материальную помощь и душевное участие. Она отсылала в Сибирь своим сыновьям и их друзьям по несчастью целые обозы со всем необходимым. Во время пребывания мужа в крепости, Александрина прислала ему свой акварельный портрет кисти художника П.Ф. Соколова, с которым Никита Михайлович не расставался до конца своих дней. «Мне достаточно взглянуть на твой портрет, и он меня поддерживает», - писал ей благодарный супруг.

Шесть долгих месяцев шло следствие по делу декабристов. 12 июля 1826 г. декабристам был объявлен приговор, по которому Н.М. Муравьев был осужден по I разряду на «вечную каторгу», которую впоследствии сократили до 20 лет. На рассвете 13 июля 1826 г. над декабристами была произведена гражданская казнь. Над их головами ломали заранее подпиленные шпаги в знак разжалования, лишения прав состояния и дворянства. 10 декабря 1826 года Никита Михайлович был отправлен в Сибирь. Никита ехал в Сибирь, зная, что его любимая жена скоро присоединится к нему. Ее любовь к мужу и сознание того, что она будет для него поддержкой, превозмогли ее сильную привязанность к детям. К моменту ареста мужа у Муравьевых было трое малолетних детей, которые были оставлены у свекрови, тем более, что существовало предписание «о не дозволении отправляться в Сибирь детям благородного звания».

Александра Григорьевна выехала к мужу из Москвы в январе 1827 г. Именно с ней А.С. Пушкин передал в Сибирь послание своему лицейскому товарищу И.И. Пущину: «Мой первый друг, мой друг бесценный» и всей колонии декабристов, ставшее знаменитым, стихотворение «Во глубине сибирских руд» Через месяц Муравьева была в Иркутске. В Петербурге было принято решение, для «обеспечения более строгого надзора», сосредоточить всех «государственных преступников» в общей тюрьме в Читинском остроге. В Чите рудников не было, и каторжные работы заключались в том, что декабристы мели улицы, раскапывали и закапывали канаву, так называемую «Чертову могилу», работали на мельнице, где вели оживленные беседы друг с другом, читали газеты и журналы, обсуждали политические новости.

По приезду в Читу Александра Григорьевна поселилась в крестьянской избе вблизи каземата. Всего в Сибирь приехало одиннадцать женщин, очень разных по социальному и материальному положению. Женщин сдружило общее несчастье. Скоро они обменялись прозвищами. Александрину, любя, прозвали «Мурашкой». В 1828 г. в Чите у Муравьевых появилась «каторжная» дочь Софья, которую все называли Нонушкой, и которую нянчила и воспитывала вся декабристская колония. С приездом женщин в Сибирь наладилась постоянная связь декабристов с родственниками. Сами они не имели возможности писать, теперь за них это делали женщины. Власти хотели изолировать декабристов, чтобы даже родные забыли их имена, но этого не случилась, благодаря женщинам.

Каземат в Чите с трудом умещал узников. В 1828 г. Николай I распорядился построить новую тюрьму для декабристов в Петровском заводе. А.Г. Муравьева писала отцу: «Тюрьма выстроена на болоте, здание не успело просохнуть, здесь темно, за отсутствием окон нельзя проветривать комнаты». Женщины подняли такой шум, что пришло разрешение прорубить окна. Скоро Александра Григорьевна выстроила в Петровском заводе просторный дом с библиотекой, детской и садом. В ее распоряжении была гувернантка, горничная и повар. Муравьевы вели самостоятельное хозяйство и, как все семейные, делали крупные взносы в артель заключенных. Муравьева хлопотала не только о своей семье, но и о нуждающихся декабристах, посылая им все необходимое из своего дома, часто при этом забывая о себе. Она всегда находила ласковое слово, чтобы утешить ближнего. И.И. Пущин вспоминал: «Непринужденная веселость с доброй улыбкой на лице не покидала ее в самые тяжелые минуты первых годов нашего исключительного существования. Она всегда умела успокоить и утешить – придавала бодрость другим».

С тех пор, как женам разрешили жить в тюрьме, по вечерам собирались вместе: читали, музицировали. М.А. Бестужев вспоминал: «Явилась мода читать в их присутствии литературные произведения не слишком серьезного содержания, и то была самая цветущая пора стихотворений, повестей, рассказов и мемуаров». Постепенно в Петровском заводе жизнь наладилась. У Муравьевых подрастала дочь Нонушка, Александрина вновь была беременна. Но каторга оставалась каторгой. Она разрывалась между мужем и дочерью, бегая постоянно из дома в каземат и обратно, часто легко одетая. Незадолго до родов она сильно простудилась. Роды оказались тяжелыми, и новорожденная дочка умерла, что стало для любящей матери очередным потрясением. Слишком много было в ее жизни потерь. После этой смерти она уже не оправилась. Незадолго до смерти она писала свекрови Екатерине Федоровне: «Я старею, милая маменька, Вы и не представляете себе, сколько у меня седых волос». Никита Михайлович стал седым в тридцать шесть лет - в день смерти своей жены. Александрина умерла 22 ноября 1832 года, ей было всего 28 лет.

М.Н. Волконская вспоминала: «Ее последние минуты были величественны: она продиктовала прощальные письма к родным и, не желая будить свою четырехлетнюю дочь Нонушку, спросила ее куклу, которую и поцеловала вместо нее. Она умерла на своем посту, и эта смерть повергла нас в глубокое уныние и горе». А.Г. Муравьеву похоронили в Петровском заводе, рядом с могилами ее двоих детей, умерших в младенчестве. По рисункам Н.А. Бестужева был поставлен памятник и создана часовенка с неугасимой лампадой. Лампада эта светилась и через 37 после ее смерти, потому что все эти годы ее поддерживал декабрист И.И. Горбачевский, который остался жить в Петровском заводе. Однажды он встретил на могиле Муравьевой молящегося человека, который сказал декабристу, что «счастлив преклонить колена перед могилой, где покоится прах женщины, которой он давно в душе поклоняется, слыша о ней столько доброго по всему Забайкалью».