26 ноября
1763 - День рождения президента императорской Академии Художеств А.Н.Оленина
1769 - Учреждение ордена Св. Георгия
1892 - Вышел пробный номер образцовой «Торгово-промышленной газеты».
О чём писали газеты 26 ноября
День рождения президента императорской Академии Художеств А.Н.Оленина
Портрет А.Н.Оленина. Гравюра Н.И.Уткина по оригиналу Крюгера.
Портрет А.Н.Оленина. Художник А.Г.Варнек. Холст, масло
Вид императорской Академии художеств в Петербурге.
Вид набережной Академии художеств ранним утром. Художник М.Н.Воробьев. 1835 г.

Оленин Алексей Николаевич (1763 1843) действительный тайный советник, член Государственного Совета (1827); историк, археолог, палеограф, художник-любитель. Директор Императорской Публичной библиотеки (1811). Президент Императорской Академии художеств (1817 1843).

Родился в Москве. Воспитанник княгини Е.Р.Дашковой. По повелению Екатерины II был принят в Пажеский корпус. С 1780 г. продолжил образование в Дрезденской Артиллерийской школе и Страсбургском университете, где с особым рвением занимался «историей и искусством», став знатоком классических древностей. По возвращении поручик Оленин был избран в 1786 г. в члены Российской Академии за составление им «толкования многих военных русских старинных речений».

Первоначально, служил по квартирмейстерской части, занимался также обустройством конной артиллерии. В 1789 1795 гг. принимал участие в шведской и польской кампаниях. С 1795 г., выйдя в отставку, продолжил службу в Правлении Ассигнационного Банка, управляющим Монетным Двором, где получил глубокие познания, легшие в основу книги «Опыт о правилах медальерного искусства» (1817). Был обер-прокурором в одного из департаментов Сената, директором школы титулярных юнкеров, учрежденной для образования юристов. Во время антинаполеоновской войны 1805 1807 гг. вступил в земское ополчение с поста товарища министра уделов (1803).

При этом Оленин продолжал ревностно заниматься археологией, собирал памятники отечественной древности. Был избран почетным членом Академии художеств (1804) и Оружейной палаты (1807). Организаторские дарования и широкая образованность послужили основанием для назначения Оленина сначала помощником, а затем директором Публичной библиотеки.

Основанная еще в 1795 г. первая Публичная библиотека была отстроена с большими недоделками лишь к 1800 г. Состав «древлехранилища» пополнялось памятниками древнерусской и европейской письменности из эрмитажных собраний, но в основном за счет дарений и пожертвований частных лиц. В 1809 г. Оленин издал первое в России руководство по организации фондов «Опыт нового библиографического порядка», разработал структуру библиотеки, определяя русские издания в особое отделение с установлением правила об обязательной доставке всего, что выходило нового, тем самым, подчеркивая национальный характер Публичной Библиотеки. Первый регламент ознаменовал и ее основной принцип: «На пользу общую», «без разбора лиц».

Отечественная война 1812 г. отодвинула открытие Публичной библиотеки. Опасность, нависшая над столицей, заставила увезти из Петербурга «все рукописи и лучшие книги». Но в тоже время обогатила собрание, поскольку Оленин считал, что необходимо собирать все «до истории отечества нашего касающихся». Приказы и известия по русской армии, «летучие листки», газеты, выходившие на оккупированной французами территории, рукописные свидетельства участников и очевидцев сражений поступали на хранение в библиотеку. Сам Оленин во время войны исправлял должность дежурного генерала при главнокомандующем земским войском 1-ой области, был награжден золотой медалью с правом ношения земского мундира. С апреля 1812 г. состоял правящим государственным секретарем до назначения членом Государственного Совета. Он также принимал активное участие в создании сатирических карикатурных листов, зло и едко высмеивающих наполеоновскую армию.

Вскоре по окончании войны, на фоне общественного подъема, торжественно была открыта и Публичная библиотека. В первые годы после открытия ее ежегодно посещало от 500 до 600 человек, разнившихся по своему социальному положению: ученые, чиновники, военные, представители духовенства, купцы, мещане, студенты. В 1817 г. документы фиксировали появление и первых читательниц. В дальнейшем за «время Оленина» было выдано свыше 15 000 читательских билетов. О Библиотеке охотно писали, ее называли «общенародным хранилищем». Оленин уважительно относился к своим сотрудникам, прислушивался к их мнению и был убежден, что в «храме просвещения» должны служить люди образованные и сведущие в литературе, искусстве и науках. Его стараниями здесь возникла культурная среда, создавшая особую атмосферу, привлекательную как для библиотекарей, так и для читателей. Среди сотрудников было много незаурядных, талантливых людей, правда, совмещавших качества противоположные для службы, что в свою очередь породило много анекдотов и кривотолков о колоритной фигуре директора и его «парнасском» окружении.

Про Оленина говорили, что он делил свое время и силы «между службой и дружбой». В его доме на Фонтанке и на даче в Приютине встречался почти весь литературный и художественный Петербург. Трудно назвать имя известных в то время поэтов, литераторов, художников, кто не посещал знаменитого «салона Олениных». Он поощрял и поддерживал литературные и научные занятия многих своих гостей, не отставая сам, как исследователь. Принимал участие в составлении славяно-русского словаря, который не исключал даже «наречия простолюдинов». Писал работы, посвященные археологическим изысканиям, положил начало русской палеографии, разбирая и критически оценивая надписи на древних памятниках. Среди его наиболее известных трудов: «Кратное рассуждение об издании полного собрания русских летописаний» (1814); «Рязанские русские древности...» (1831).

В кружке Оленина с сочувствием встречались новые культурные проявления, но более приветствовалось стремление запечатлевать идеализированные образы, присущих и классическому миру, и преданиям русской древности. «…В этом сказалась и его любовь к археологии, и его горячее патриотическое чувство». Подобное направление вкусов и взглядов кружка Оленина не могло не вызывать критики, а порой и недоброжелательного отношения: неистребимая любовь к древней классике, подчас мешала видеть ростки новых культурных явлений.

Назначение Оленина в 1817 г. президентом Академии художеств было встречено в обществе неоднозначно. Отдавая дань его знаниям, энергии и трудолюбию, не утихали пересуды о его «ласкательстве», «заискивании у сильных», дипломатичных уловках и осторожности в суждениях.

Между тем, значительное место было полно изъянов. После войны и президентства графа А.С.Строгонова он получил Академию расстроенную «во всех ее частях». В сравнительно короткий срок новому президенту удалось избавится от долгов и получить крупные пособия, увеличив бюджет. Он занимался переделкой и строительством новых зданий, обогащением учебных и художественных пособий, проектом новой системы образования и штата Академии, разработкой теоретических курсов и учебных пособий по истории и теории искусства для студентов Академии. Его стараниями было улучшено положение художников-пенсионеров, отправляемых за границу. В оценку достижений и помощь студентам при обучении было составлено «Краткое историческое сведение о состоянии Императорской Академии Художеств с 1764 по 1829 г.». Однако, в бытность его президентства сохранились нарекания современников в навязывании «псевдоклассицизма», который «стеснял свободу и непосредственность творчества и удалял его от верного, не подкрашенного воспроизведения действительности».

Не всеми нравилось и его чрезмерное предпочтение к изучению древностей, идеализация русского прошлого, в сравнение с другими проявлениями истории и искусства. Но Оленин был одним из первых, кто осознавал необходимость привести в известность имеющиеся и пропадающие памятники, сделать хотя бы поверхностное их описание: «Если “История Российская доселе составляет токмо самое скучное летосчисление”, то это происходит главным образом по той причине, что у нас не только не обработан, но даже не приведен в известность богатый археологический материал …вещественные памятники древности», объяснял свои позиции поборник русской старины.

По его настоянию отправлялись экспедиции «для открытия и описания древних достопамятностей», делались зарисовки древнерусских памятников и «деталей эпохи», продвигался фундаментальный проект издания «Древностей Российского Государства» Ф.Г.Солнцева, в котором президент сам принимал участие, составляя объяснительные тексты к рисункам. В 1841 г. он написал «План издания Древностей, вступление и проект заглавия», но не увидел труд завершенным. Знаменитые тома, ценимые и в наше время, были опубликованы лишь несколько лет спустя после кончины неутомимого президента.

В.О.Ключевский спустя годы писал об А.Н.Оленине: «В продолжении 50 лет до 1843 года трудно вспомнить в ходе русского просвещения крупное дело или крупного дельца, не припоминая и Оленина. Не быв крупным светилом, он как-то умел бросить свой луч на каждое современное ему светлое явление… нашей культурной жизни». Другой историк М.И.Семевский, объективности ради, замечал: «Разноречивые толки о его личности составляют камень преткновения для будущего биографа; приязненные или враждебные отзывы о нем до того односторонни, что из них трудно выработать верную характеристику этого государственного деятеля».