Информационно-просветительский портал Ханты-Мансийского автономного округа - Югры.
Ссылки
Сервисы: содержание - о Хронографе - помощь - обратная связь
Хронограф: на главную - Энциклопедии Рубрикона - добавить в избранное - cделать стартовой
Яndex: наука - словари - экономика - Hi-Tech - почта - открытки
Rambler: почта - новости - словари - антивирус - руметрика - валюта - спорт - погода - текущая позиция в Rambler Top100
Google: поиск - gmail - статистика
Календарь
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Примечание
Даты событий, происшедших с 5 октября 1582 года по 31 января 1918 года приведены по «старому стилю». Для пересчета дат в современный (григорианский) календарь следует применять следующие правила:
С По Добавить
5.10.1582 29.02.1700 10 дней
1.03.1700 29.02.1800 11 дней
1.03.1800 29.02.1900 12 дней
1.03.1900 31.01.1918 13 дней
Дни недели не изменяются.
Подробнее: Большая советская энциклопедия, статья «Календарь»
 
День рождения Михаила, митрополита Санкт-Петербургский, Новгородский, Эстляндский и Финляндский
Портрет митрополита Московского Платона (Левшина)
Портрет митрополита Михаила (Десницкого)
Портрет митрополита Михаила (Десницкого)
Портрет министра духовных дел и народного просвещения А.Н.Голицына
Оборот титульного листа: книжный знак Российского Библейского общества. Возглашение к христолюбивым читателям, напечатанное при первом издании Евангелия на русском наречии
Библия. Н.З.Господа нашего Иисуса Христа Новый Завет…1821
 Литография 1821 г.
Крестный ход в Александро-Невской Лавре.

Митрополит Михаил – до принятия монашеского пострига, в миру Матвей Михайлович Десницкий (1762 1820). Родился в селе Топоркове Богородицкого уезда Московской губернии, в семье пономаря. «Отец его, страдавший от оспы, в день его рождения принимал таинство елеосвящения, и, когда к нему поднесли новорожденного младенца, благословил его руками, помазанными елеем», но в день крещения мальчик лишился отца. При поддержке митрополита Московского Платона (Левшина) он был взят на обучение в Троицкую семинарию.

По особым способностям, в 1782 г. Матвей был включен в небольшую группу семинаристов для расширения обучения при Московском университете и Филологической семинарии при «Дружеском ученом обществе» масонов Н.И.Новикова и И.Е.Шварца. Здесь юноша не только изучал языки, но вдохновлялся идеями «распространения просвещения и евангельской любви, выраженные в делах благотворения». К тому же масонский мистицизм лег на благодатную почву его натуры, склонной к внутреннему созерцанию и богоискательству. В будущем, в судьбе иерарха, как и многих представителей «эпохи Просвещения», преломились противоречивые духовные искания века. Завершил свое обучение Матвей Десницкий в Московской Духовной академии в Троице-Сергиевой Лавре.

В 1785 г., вступив в брак, он был рукоположен во священника и получил приход церкви свмч. Иоанна Воина «близ Калужских ворот» в Москве, где пастырское слово вскоре принесли ему известность. «Простота народного проповедника была ему свойственна … Проповеди часто бывали сухи, но благочестие проповедника придавало им убедительность». Он обладал силой слова и даром импровизации, и как сам признавался: «Этот дар слова, как река, тек в период его священства в Москве». В 1797 г. во время коронации император Павел I, прогуливаясь по улицам старой столицы, случайно услышал отца Матфея и призвал его на должность придворного пресвитера.

В 1799 г., после трагической потери супруги и детей, он принял иноческий постриг с именем Михаил и назначение придворным иеромонахом, но уже вскоре возведен был в сан архимандрита Юрьева Новгородского монастыря и назначен законоучителем в Сухопутный шляхетский корпус. В 1802 г. принял посвящение во епископа Старорусского, викария Новгородской епархии, а в следующем году был переведен на самостоятельную кафедру в Чернигов, получив в 1806 г. еще и сан архиепископа. За десять лет пребывания на этой кафедре владыка Михаил в заметной мере обеспечил благосостояние епархии, реформировал систему духовного образования. Плодотворно он использовал время для своей богословской и литературно-проповеднической деятельности созданием ряда трудов, изданных впоследствии. Существенным огорчением для владыки, по его признанию, была утрата богатого дара «говорить проповеди так свободно и без приготовления, как прежде». Однако, в 1813 г., когда он был призван для деятельности в Синоде, «при первом же служении в Петербурге он почувствовал в себе желание сказать поучение к пастве и духовенству и, открыв уста свои, начал говорить. И снова слова потекли рекой, дар импровизации был возвращен. Господь …отверз уста его».

С 1814 г. архиепископ Михаил стал постоянным членом работы Синода, оставаясь архиепископом Черниговским, получив в управление на год еще и Псковскую епархию. В этом же году он был избран одним из директоров Российского Библейского общества и возглавил работу Комитета по переводу книг Св. Писания с церковно-славянского на гражданский язык. В 1816 г. его известность и популярность проповедника способствовало решению Александра I «издать на счет кабинета» книгу поучений «Беседы в разных местах и в разные времена говоренные» тиражом в 2400 экземпляров. В том же году владыка был награжден орден св. Александра Невского и бриллиантовым крестом на клобук. Пользовались популярностью и ранние сборники архиепископа Михаила: «Изображения ветхого, внешнего, плотского и нового духовного человека» и «Труд, пища и покой духа человеческого», где чувствовалось влияние мистической литературы рубежа XVIII-XIX вв.

В 1818 г «за примерное благочестие и украшающие душу его качества», архиепископ Михаил был возведен в сан митрополита Санкт-Петербургского. Министр духовных дел и народного просвещения А.Н.Голицын, способствующий смещению «устаревшего» митрополита Амвросия (Подобедова), ратовал за кандидатуру молодого и кроткого архиепископа в надежде найти поддержку своей новой религиозно-просветительской доктрине.

Митрополит Михаил вступал на столичную кафедру в период расцвета так называемого «мистического просвещения», призванного к расширению православного проповедничества учениями «более глубокими и доступными для разума». Как позже вспоминал митрополит Филарет (Дроздов) «и митрополит Амвросий, и Голицын… и архиепископ Михаил обращали его внимание на мистические сочинения, которые оказали на него свое влияние… Он с восторгом приветствовал первые шаги мистицизма, ожидая вместе с другими скорого наступления Царствия Божия».

Став митрополитом, владыка умело и дипломатично поддерживал мир в церковной иерархии и с духовенством инославных исповеданий, но бесконтрольная власть Голицына создавала трудные условия даже для простого управления, что заставляло первоиерарха судить о своем истинном положении: «Какой же я святитель…когда не имею власти разрешать служение самых обыкновенных молебствий? Если уж Голицын хочет лишить меня власти… он мог бы предупредить меня об этом келейно, тогда бы мы двое только знали, что я митрополит лишь по имени, а не по власти; теперь же последний монастырский служка знает об уничижении моего сана».

Залогом столкновений стала и позиция митрополита в отношении покровительства министра протестантским мистическим учениям, питавшим в России расслабленные души и вызывавшим религиозное брожение, которые «верный пастырь» воспринимал как угрозу устоям православия. В ситуации провозглашенной веротерпимости, ни императора, ни его «духовного» министра не смущало, что наезжавшие в Россию проповедники всякого толка с их идеями о «внутреннем христианстве», позволяющем якобы непосредственно обрести более глубокую связь человека с Богом вне церкви, часто носили вульгарный и шарлатанский характер. В своих проповедях митрополит Михаил пытался противодействовать религиозному брожению. Отстаивая догматы и церковные обряды, как православный мистик, «он обращал главное внимание на внутреннее совершенствование человеческой души, сетовал о «духовном пленении» современников и побуждал их к «истинному покаянию» и обновлению путем деятельной христианской любви. Этому же служили и издаваемые книги «Беседы о внутреннем состоянии человека», «Беседы о разных степенях истинного покаяния...».

Сам император считал благословение владыки «благословением Всевышнего» и видел в нем союзника в поисках «целебного средства против господства зла», но слова благодарности, что «более чем когда-либо нуждаюсь в благотворном благословении и в его молитвах», чья «сила беспредельна» все это император передавал через Голицына. В свою очередь преосвященный пытался обратить внимание императора на ослабления монаршей связи с Православной церковью сосредоточением всей власти в руках одного человека, «покрывавшего сочувствием» излишнюю свободу в делах веры, но лишь незадолго до кончины в 1821 г., он решился на открытые обвинения в письме: «Когда вы его получите меня уже не будут…». Он откровенно писал об опасности, которой подвергалось православие, и в конце, просил «оградить Церковь от слепотствующего министра». Один из современников писал в то время о невозможности утаить, что здоровье митрополита было подорвано скорбями от столкновений с князем А.Н.Голицыным.

Вскоре пастырь «теплого благочестия и мистического склада» тихо скончался в покоях Александро-Невской Лавры, где был с большими почестями погребен перед самым алтарем Духовой церкви, построенной по его инициативе, но освещения которой он не дождался. Свидетель его кончины митрополит Филарет (Дроздов) писал о своем духовном единомышленнике: «...за несколько дней до его кончины некто видел во сне, что высокий столп с венцами на верху, разрушился с громом. Сон, по моему мнению, очень справедливый... Впрочем, твердое основание Божие, конечно, не людьми поддерживается».