Информационно-просветительский портал Ханты-Мансийского автономного округа - Югры.
Ссылки
Сервисы: содержание - о Хронографе - помощь - обратная связь
Хронограф: на главную - Энциклопедии Рубрикона - добавить в избранное - cделать стартовой
Яndex: наука - словари - экономика - Hi-Tech - почта - открытки
Rambler: почта - новости - словари - антивирус - руметрика - валюта - спорт - погода - текущая позиция в Rambler Top100
Google: поиск - gmail - статистика
Календарь
ПнВтСрЧтПтСбВс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Примечание
Даты событий, происшедших с 5 октября 1582 года по 31 января 1918 года приведены по «старому стилю». Для пересчета дат в современный (григорианский) календарь следует применять следующие правила:
С По Добавить
5.10.1582 29.02.1700 10 дней
1.03.1700 29.02.1800 11 дней
1.03.1800 29.02.1900 12 дней
1.03.1900 31.01.1918 13 дней
Дни недели не изменяются.
Подробнее: Большая советская энциклопедия, статья «Календарь»
 
8 декабря
1773 - День рождения министра духовных дел и народного просвещения князя А.Н.Голицына
День рождения министра духовных дел и народного просвещения князя А.Н.Голицына
Книжный знак Российского Библейского общества
«Картина мира» мистическая аллегория человеческой жизни.

Голицин Александр Николаевич (1773 1844) – князь; действительный тайный советник, член Государственного совета (1810-1841). Обер-прокурор Синода (1803-1817), главноуправляющий делами иностранных исповеданий, член Государственного совета (1810), министр духовных дел и народного просвещения (1817 1824), главный управляющий почтовым департаментом (1820 1841), активный участник реформы духовного образования, президент Российского Библейского общества.

Родился в Москве в семье князя Н.С.Голицына от третьего брака с А.А.Хитрово, овдовевшей через две недели после рождения сына. Мать, вскоре вновь выйдя замуж, практически не занималась сыном. Мальчик был взят на попечение фрейлины Екатерины II М.С.Перекусихиной, привечавшей «веселенького и остренького» ребенка, и ввела его в «детский круг» великого князя Александра Павловича. С той поры и до конца дней императора между ними установились близкие и доверительные отношения. «Маленький князь», как стали его называть, был отдан императрицей в Пажеский корпус. В 1794 г. из камер-пажей он был произведен в поручики Преображенского полка. В царствование Павла I пожалован в камергеры и награжден командорским крестом Мальтийского ордена, но в 1799 г. «отправлен от Двора» по излишней близости с наследником, «как заядлый шалун и вольтерьянец».

По восшествии на престол, Александр I вернул друга детства в Петербург, определив в Сенат за обер-прокурорский стол. Последующее назначение Голицына в 1803 г. обер-прокурором Синода выглядело странным, он был мало подготовлен к этому месту и своим образом жизни, и образованием. Но в обстановке настороженных отношений с высшими иерархами, Александр I нуждался в верном и обходительном помощнике, способном дипломатично решать не только насущные проблемы, но и следовать курсу реформ. Александр I, не выпуская из поля зрения все рычаги для проведения преобразований, надеялся на потенциально мощный институт Церкви как своей союзницы.

По признанию самих деятелей церкви Голицын вскоре «неузнаваемо переменился: стал читать Священное Писание, погрузился в акты Вселенских соборов, в отеческие правила, и впоследствии с глубоким уж сожалением вспоминал о легкомысленных увлечениях юности». Новые знания, тем не менее, согласуясь с духом времени, не исключали либеральное толкование религиозных вопросов. В многоконфессиональной стране, Голицын с большим воодушевлением готовил закон о веротерпимости, вошедший в силу в 1807 г., где Православие позиционировалось как главенствующая религия, но разрешалось отправление культа не только традиционным конфессиям, но и разнообразным духовным сектам и обществам, в том числе значительно укрепившемуся масонству. При решении практических задач и широте взглядов на богословие, воспринятых еще от Екатерины II, император и его обер-прокурор в условиях слабости православного пастырского служения не усомнились использовать неканонические учения и сообщества для укоренения духовного просвещения, на котором, как считали, «только и может утверждаться спокойствие и счастье народов».

В 1807 1811 гг. Голицын энергично, вместе с М.М.Сперанским и церковными иерархами занимался реформой системы духовного образования, укреплением социального положения русского духовенства, приостановленных «грозой 1812 года». Примечательно, что при панике, охватившей Петербург в начале войне, Голицын советовал самому императору полагаться «на промысел Божий и почаще раскрывать Библию, доселе им не читанную». Воспринятый императором «промысел» после победоносной войны обрел контуры новых проектов, затрагивающий уже не только русских подданных, но и европейскую политику.

Александр I вынашивал идею создания христианской доктрины, призванной способствовать общественному единению и решению проблем мировой политики в рамках созданного им в 1815 г. «Священного союза» христианских государств. Голицын, вторя его настроениям, взялся за организацию в России Библейского общества с целью издания и распространения книг Св. Писания на итерконфессиональной основе. Синодальные возможности не могли удовлетворить многомиллионное население «в книге книг». Общество объединило государственных, общественных, религиозных деятелей разных конфессий и простых обывателей. Под президентством Голицына за 11 лет филиалы общества были организованы почти в 300 городах. Священные книги более чем на 26 языках народов мира, в 104 разных изданиях распространялись почти миллионным тиражом на сумму свыше 2,5 миллионов рублей. В 1819 г. евангельские тексты были переведены на русский гражданский язык и в дальнейшем было издано более 400 тысяч экземпляров книг «на родном наречии».

Энергичность и результаты просветительской деятельности привели к назначению Голицына в 1816 г. министром народного просвещения. При нем были учреждены Ришельевский лицей, С.-Петербургский университет. Процветали ранее образованные университеты, но «вольный дух», посеянный либеральными проектами начала царствования, как казалось, «давал некрепкие всходы». В 1817 г. «дабы христианское благочестие было всегда истинным основанием просвещения» решено было объединить ведомство народного просвещения с ведомствами православного и иностранных исповеданий образованием двойного Министерства духовных дел и народного просвещения, во главе которого был вновь поставлен Голицын. Последствия столь безраздельной власти в руках одного человека, с одной стороны, терпимого в делах веры, с другой недосягаемого и жесткого догматика государственных установок, привели к печальным результатам в «делах веры и просвещения».

Покровительство нового министра всякого рода протестантским учениям и проповедникам, в простой и вульгарной форме толковавших о связи человека с Богом стало вызывать глухой, а подчас и открытый, ропот духовенства. «Мистическое просвещение в поисках непосредственных откровений» вызывало религиозное брожение в обществе и отпадение от религии предков, единение грозило расколом. С другой стороны, чиновники нового министерства часто свирепствовали в учебных заведениях и в цензуре, насаждая мракобесие и «охоту на ведьм». Сам министр стремился не допускать возможности публичного обсуждения действий министерства. «Если не надеваешь на себя лицемерного благочестия и мистического фанатизма, значит ты враг отечества», шутил один из оппонентов, а Н.М.Карамзин замечал: «Соединение двух министерств последовало с тем намерением, чтобы мирское просвещение сделать христианским. Отныне кураторами будут люди известного благочестия... Немудрено, если в наше время умножится число лицемеров». «Для образованных кругов наступили времена подмены понятий, дурных людей и безобразных преследований истинного бедствия для развития науки, литературы, для просвещения».

Ропот против всесильного Голицына нарастал и в придворных кругах. Стремление объединить всех религиозно-нравственным просвещением завершилось духовным хаосом и дворцовой интригой, инспирированной не менее всесильным, но враждебным к «духовному министру», графом А.А.Аракчеевым. Посредством пламенных речей архимандрита Фотия (Спасского), придворно-церковная «партия» смогла убедить императора, что управление Голицына вредно для церкви и государства.

В 1824 г. князь Голицын был «уволен от всех должностей», кроме должности начальника Почтового департамента. Впрочем, сам государь продолжал дорожить «близостью и советами» отставленного министра. Он стал душеприказчиком императора и был одним из немногих посвященных в содержание тайных документов об отречении цесаревича Константина и изменении престолонаследия в пользу великого князя Николая Павловича, сыграв значительную роль в разрешении ситуации междуцарствия вокруг русского престола.

По восшествии на престол, Николай I сохранил доброжелательность к «вернейшему другу своего семейства». В 1826 г. Голицын получил орден св. Андрея Первозванного, в 1830 г. был пожалован в канцлеры всех российских орденов; в 1839-1841 гг. он председательствовал в общих собраниях Государственного Совета. Продолжал по старой привычке опекать ряд благотворительных учреждений в частности «Человеколюбивое Общество» и «Попечительное о тюрьмах общество». В 1841 г. по получении чина действительного тайного советника 1-го класса, вскоре подал в отставку «по старости и слабости зрения» и переехал из столицы в Крым, в свое имение Гапсра, где 22 ноября 1844 г. и скончался, найдя упокоение в стенах знаменитого Балаклавского Георгиевского монастыря.

«Ничто не было более противно ему, как …религиозная нетерпимость и мертвое благочестие обряда и внешней формы. Стремление князя Голицына наклонялись к тому, чтобы вывести русский народ из того усыпления и равнодушия в деле веры… Пробудить в нем высшие духовные инстинкты и через распространение священных книг ввести живую струю внутреннего понимания христианства. Между тем как общество, по его мнению, довольствовалось одним внешним исполнением обрядов и одною внешнюю набожностью», оценивал противоречивый эксперимент Александра I и его «духовного министра» один из религиозных мыслителей в конце XIX в.