Информационно-просветительский портал Ханты-Мансийского автономного округа - Югры.
Ссылки
Сервисы: содержание - о Хронографе - помощь - обратная связь
Хронограф: на главную - Энциклопедии Рубрикона - добавить в избранное - cделать стартовой
Яndex: наука - словари - экономика - Hi-Tech - почта - открытки
Rambler: почта - новости - словари - антивирус - руметрика - валюта - спорт - погода - текущая позиция в Rambler Top100
Google: поиск - gmail - статистика
Календарь
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Примечание
Даты событий, происшедших с 5 октября 1582 года по 31 января 1918 года приведены по «старому стилю». Для пересчета дат в современный (григорианский) календарь следует применять следующие правила:
С По Добавить
5.10.1582 29.02.1700 10 дней
1.03.1700 29.02.1800 11 дней
1.03.1800 29.02.1900 12 дней
1.03.1900 31.01.1918 13 дней
Дни недели не изменяются.
Подробнее: Большая советская энциклопедия, статья «Календарь»
 
13 января
1779 - День рождения императрицы Елизаветы Алексеевны
День рождения императрицы Елизаветы Алексеевны
Портрет великой княгини Елизаветы Алексеевны. Гравюра резцом И.С.Клаубера по оригиналу В.Лебрен 1798 г.
Кончина Государя императора Александра I в Таганроге 19 ноября 1825 г. (копия с гравюры). Литография с гравюры Н.Антонова. 1825-1850 гг.
Лорнет Александра I, подаренный вдовствующей императрицей Елизаветой Алексеевной дочери вагенмейстера А.Д.Соломко свидетеля смерти императора

Елизавета Алексеевна (1779–1826) супруга великого князя Александра Павловича (1777–1825), с 1801 – императрица; урожденная принцесса Луиза Мария Августа дочь маркграфа Баден-Дурлахского Карла-Людвига и маркграфини Амалии, урожденной принцессы Гессен-Дармштадской. Родилась в Карлсруэ, столице немецкого имперского герцогства, расположенного недалеко от границ с Францией. Принцессы Баденского дома были рекомендованы русскими посланником графом Н.П.Румянцевым при выборе невесты для великого князя Александра Павловича.

В 1792 г. их двух привезенных в Россию принцесс, Александр остановил свой выбор на Луизе. В 1793 г., после миропомазания и перехода в православие, великая княгиня Елизавета Алексеевна вскоре вступила в августейший брак. «Вы не поверите, моя дорогая Мама, как счастливы мы вместе! Единственное, что я желаю, так это чтобы она была так же довольна мною, как я — ею. Люблю ее всем сердцем и стараюсь делать все возможное, чтобы заслужить ее благосклонность», писал великий князь Александр Павлович матери Елизаветы. Всем казалось, что России обрела для будущего престола красивую и крепкую династическую пару.

При молодых супругах образовался небольшой просвещенный Двор, увлеченный, несмотря на все ужасы грянувшей во Франции революции, модными либеральными идеями века. Молодая супруга разделяла конституционные проекты своего мужа тем сильнее, чем осложнялась обстановка вокруг русского престола и фигуры самого Александра в конце царствования Екатерины и в годы правления его отца, императора Павла I. Особая духовная близость супругов объяснилась тревогой за свою судьбу и жизнь. Незадолго до кончины Екатерина II стремилась передать трон старшему внуку, игнорируя права своего сына. Затем уже император Павел, недовольный образом мыслей своего сына и возможным участием молодой четы в заговоре, вынашивал план лишении его наследства. Печальной для Елизаветы Алексеевны была смутная обстановка царствования коронованного свекра, усугубленная тяжелыми личными обстоятельствами потери малютки-дочери и дворцовым злоречием, что нет мужского продолжения рода, да, и рожденная девочка не похожа на цесаревича. Они были в ужасе от произвола отца, критиковали мать за непомерное тщеславие и подчас бестактное поведение, за стесненную свободу и «зависимость от того, к кому чувства безмолвствуют». Между невесткой и свекровью складывались натянутые отношения разных ценностных ориентиров и на личную жизнь, и на выполнение августейших обязанностей. Супруги, поддерживая друг друга, мечтали «уехать на берег Рейна, поселиться там и тихо жить, как обыкновенные люди».

Вместе с тем изящная и кроткая Елизавета Алексеевна все более проникалась политическими настроениями. Ситуация заговора 11 марта 1801 г. и драматическое восшествие ее супруга на трон заставляло ее и действовать и высказываться почти революционно: «Я выступаю за перевороты: засилье окружавшего меня деспотизма дает мне возможность судить об этом беспристрастно: я, во что бы то ни стало, хочу увидеть несчастную Россию свободно вздохнувшей! Как только я поняла, что началось брожение, а спустя некоторое время послышался ропот, и …появилась опасность всеобщего народного выступления…». Как отмечали немногие очевидцы той ночи, она одна сохраняла достоинство и спокойствие и «стала единственной властью, выполнявшей роль посредника, охотно воспринимаемой всеми… медиатором утешения… мира между своим супругом, свекровью и заговорщиками».

Елизавета Алексеевна была полна мыслями об общем благе: понимала своего мужа, что «его чувствительная душа навеки останется истерзанной» и ему требуется поддержка «потому что, Великий Боже, в каком состоянии получил он эту империю!..». Она понимала и свою свекровь, ее поруганное величие и неясные ожидания. После роковой ночи и разговора матери с сыном, Мария Федоровна сохранила особый императорский статус, привилегии и средства, превышающие средства официальной императрицы. Елизавета Алексеевна, не будучи амбициозна, считала императрицей преимущественно свою свекровь и постепенно стала уходить в тень царского трона в ожидании, когда ее царственному супругу вновь будет «необходима поддержка».

В последующие годы она еще мечтала о рождении детей, о наследнике, но нарастающие отстраненные, скупые отношения с Александром, увлеченным своим поприщем и грандиозными проектами, все более погружали ее в излюбленный мир свободных книжных созерцаний. Соблазны новых чувств и новых пристрастий еще более отдаляли «Амура и Психею» друг от друга. Александр обрел, по сути, еще одну семью с М.А.Нарышкиной, Елизавета искала утешения рядом с кавалергардом А.Я.Охотниковым. Дети обоих супругов, рожденные в новых союзах, не пережили ни одного из родителей.

В столице при Дворе «всем заправляла Императрица-мать», а невеликий Двор Елизаветы Алексеевны слыл «пристанищем муз»: «все виды искусства имели право на ее протекцию; молодые русские художники на ее деньги направлялись в Италию, другие — учились при ее поддержке. В равной степени разум ее привлекала поэзия… и более серьезные произведения составляли предмет ее изучения; не было ни одного сколько-нибудь значительного труда …с которым Императрица не ознакомилась бы, либо оценив его по достоинству, либо отметив с редкостной умудренностью его недостатки...» писал бывавший здесь часто граф С.С.Уваров.

Нравственная цельность и интеллектуальность императрицы вызывало восхищение не только среди людей образованных, но и становилось предметом серьезных политических ставок. В 1811 г. в кругу императора ее кандидатура предлагалась в качестве регента русского престола на случай непредвиденных ситуаций в готовящейся войне с Наполеоном. «Императрица — высоконравственный человек. Вы можете целиком положиться на ее привязанность... Она наделена недюжинным умом, справедлива и проницательна, а, следовательно, сумеет тотчас сориентироваться. Пусть она станет Вами! …Русские будут аплодировать такому решению… Императрица по-женски предугадает коварные планы, могущие быть замысленными, и по-мужски сумеет их разрушить...» предлагалось императору одним из сторонников этого проекта.

Наступающее противостояние, затронувшее и всю немецкую семью императрицы, пробудило необычайную энергию в ее хрупкой натуре. При начале Отечественной войны 1812 г. она стала активно заниматься благотворительными делами. По стесненным военным обстоятельствам отказалась от положенного казной миллиона, сократив сумму до 200 тысяч, лично тратив на себя лишь 15000 рублей в год, все же остальное употребляла на пособия нуждающимся. Под ее покровительством и при деятельном участии, возникло женское Патриотическое общество. Сама императрица в эти годы «чувствовала себя русскою душой». Ж. де Сталь после встречи с ней почувствовала тоже: «Императрица предстала передо мной как ангел России… Уже давно не встречала я такой соразмерности силы и добродетели». Она стремилась последовать за мужем в армию, но императору «хотелось, чтобы она приехала именно в Париж, чтобы показать триумф той, перед которой всегда чувствовал себя виноватым». Императрица присутствовала практически на всех торжествах, включая необыкновенные празднества Венского конгресса в 1815 г.

Длительные разлуки то обостряли, то сглаживала отношения супругов, ставших уже чем-то большим, чем просто дружеское участие. В начале 1820-х гг., как отмечали современники, да и сама императрица в письмах к матери политические и личные обстоятельства Александра I складывались так, что императрица «вновь почувствовала необходимость своей поддержки», но силы ее стремительно угасали. В 1825 г. слабое здоровье расстроилось до того, что врачи предписали поездку в Италию; но императрица хотела умереть в России. Вместо Италии избран был Таганрог. Император отправился на юг несколькими неделями раньше, чтобы приготовить помещение для супруги. Здесь состояние императрицы улучшилось в атмосфере сердечной заботы, которой окружил ее Александр. Но вскоре заболел сам император и стремительно стал угасать, скончавшись 19 ноября на руках Елизаветы Алексеевны. Младший брат Николай, новый император, назначил вдовствующей императрице миллион рублей в год, но она ограничилась только тем, что следовало ей по закону, а оставленные средства образовали первоначальный фонд Комитета призрения гражданских чиновников.

Ранней весной 1826 г. Елизаветы Алексеевны отправилась в обратный скорбный путь, дорогой ее болезнь внезапно усилилась и императрица принуждена была остановиться в небольшом городке Белев в Тульской губернии, где внезапно ночью тихо скончалась.

После кончины императрицы Елизаветы Алексеевны стало известно о назначенных ею негласных пенсиях и пособиях, ее драгоценности были куплены в Кабинет, а суммы обращены на нужды Патриотического института и Дома трудолюбия, названного в ее честь Елизаветинским институтом. «Загадочная императрица» распорядилась так же на случай кончины сжечь все свои личные бумаги, что и было сделано по совещанию в императорской семье. Однако несколько интимных дневников русской императрицы чудом сохранилось среди «семейных документов» и храниться ныне в фондах Государственного архива Российской федерации.

Силаева М.Н. С.н.с.