5 марта
5 марта 1478 года Был снят и увезен в Москву новгородский вечевой колокол
Вывоз новгородского вечевого колокола в Москву. 1478 г.

Заключительным этапом «собирания» русских земель вокруг Москвы в конце XV века стало присоединение Ярославского, Ростовского, Тверского княжеств и Новгородской Земли. Наиболее сложным было лишение самостоятельности Великого Новгорода, где традиции свободы все еще были очень сильны, и где существовало две политические группировки. Первая ориентировалась на Литву, во главе нее стояла посадница Марфа Борецкая с сыновьями, а вторая — на Москву. После битвы на реке Шелони в июле 1471 года, когда новгородское ополчение потерпело поражение, а посадник Дмитрий Борецкий был казнен, процесс дальнейшего сокращения новгородской вольности ускорился, но еще несколько лет Новгород сохранял свою самостоятельность.

В 1477 г. Иван III, желая окончательно лишить Новгород независимости и стремясь присоединить его огромные владения к Москве, предпринял новый поход. Город был окружен плотным кольцом московских войск. Великий князь предъявил новгородскому вечу требование, означавшее ликвидацию его политической свободы. «Вечю колоколу… не быти, посаднику не быти, а государство все нам держати». 29 января 1478 года Новгород капитулировал. Вече отменялось, вместо посадников и тысяцких стали править московские наместники. Земли наиболее враждебных Ивану бояр, в том числе и Марфы Борецкой, были конфискованы. Символ новгородской независимости — вечевой колокол — был снят и увезен в Москву. «Князь великий велел колокол вечный спустити и вече разорити». На миниатюре из Лицевого летописного свода XVI века колокол изображен на санях, связанный «как узник» веревками.

Народ не смог смириться с такой участью колокола и сложил множество легенд о его дальнейшей судьбе. В них рассказывается о том, что вопреки воле великого князя, колокол «в плен московский на позорище» так и не попал. Добравшись до валдайских круч, он покатился с горочки и, ударившись о камни, разбился на множество осколков, которые превратились в маленькие валдайские колокольчики. Ямщики на дороге разобрали их, и весть о вольности разнесли по всему миру. С тех пор они звенят по российским дорогам, «то, тревожа души людей, то, утешая…». Когда же станет вольным народ, они снова сольются вместе в вечевой колокол.

Это, конечно, поэтическое предание, но подлинная судьба колокола была не менее удивительной. «Марта 5 на Москву прииде князь велики… А после себя повелел князь велики из Новгорода и колокол их вечной привезти на Москву, и привезен бысть и вознесли его на колокольницу на площади с прочими колоколы звонити». Н.М.Карамзин в своей «Истории государства Российского» пишет, что в Москве вечевой колокол повесили на колокольне Успенского собора. Другие исследователи считали, что сначала колокол висел в настенном шатре около Спасских ворот Кремля, а в 1583 году был перелит и сделан московским набатным, прослужив «всполошным» почти два столетия, пока не разбился во время пожара 1713 года. Но есть и иные свидетельства. Так, существует предположение, что в 1681 году он был сослан в Николаевский Корельский монастырь недалеко от Архангельска за то, что якобы испугал внезапным звоном царя Федора Алексеевича. А одно из народных преданий говорит о том, что вечевой колокол был брошен в реку Тверцу, на берегу которой в Млевско-Троицком монастыре была похоронена легендарная заступница Новгорода Марфа Борецкая.

Л. Савченкова Ведущий научн. сотрудник