Информационно-просветительский портал Ханты-Мансийского автономного округа - Югры.
Ссылки
Сервисы: содержание - о Хронографе - помощь - обратная связь
Хронограф: на главную - Энциклопедии Рубрикона - добавить в избранное - cделать стартовой
Яndex: наука - словари - экономика - Hi-Tech - почта - открытки
Rambler: почта - новости - словари - антивирус - руметрика - валюта - спорт - погода - текущая позиция в Rambler Top100
Google: поиск - gmail - статистика
Календарь
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Примечание
Даты событий, происшедших с 5 октября 1582 года по 31 января 1918 года приведены по «старому стилю». Для пересчета дат в современный (григорианский) календарь следует применять следующие правила:
С По Добавить
5.10.1582 29.02.1700 10 дней
1.03.1700 29.02.1800 11 дней
1.03.1800 29.02.1900 12 дней
1.03.1900 31.01.1918 13 дней
Дни недели не изменяются.
Подробнее: Большая советская энциклопедия, статья «Календарь»
 
Акция народников на процессе пятидесяти
XIX в. Литография
Император Александр II вгорностаевой мантии с атрибутами верховной власти
Камерная скульптура. Фирма Фаберже. XIX в.
Богиня правосудия Фемида
Фото 1870-х гг.
П.А.Алексеев, распространитель книг демократического содержания в фабричной среде
Нелегальное демократическое издание, печатанное на русском языке за границей при финансовой поддержке И.С.Тургенева. 1874 г.
”Вперед”
Составлена обер-секретарем В.В. Поповым
Записная алфавитная тетрадь процесса пятидесяти за период с 14 апреля 1875 г. по 14 марта 1877 г.
(21 февраля – 14 марта 1877 г.)
Обвинительный акт процесса пятидесяти
Памфлет, изданный нелегально во время процесса пятидесяти
“К судьям”
Автограф
Заметки обер-секретаря В.В.Попова на процессе пятидесяти во время акции народников 9 марта 1877 г.
1877 г.
Издание речи П.А.Алексеева
Портрет П.А.Алексеева в каторжной одежде

9 марта 1877 г. – памятная дата в истории государства и права России времени ужесточения санкций против демократической оппозиции самодержавию, коронованным носителем которого являлся император Александр II.

21 февраля – 14 марта 1877 г. на процессе пятидесяти предстали пред Особым присутствием Сената участники “хождения в народ” в губерниях Московской, Владимирской, Тульской и Киевской. Жрецами богини правосудия Фемиды оказались на этот раз сенаторы и сословные представители, назначенные из списка благонадежных лиц по усмотрению царя и всецело послушные монаршей воле.

Процессу пятидесяти предшествовала полоса арестов с весны 1875 г. – после объявления Московским губернским жандармским управлением розыска ткача Петра Алексеева, который по агентурным сведениям с текстильных фабрик “как сам читает какие-то книги, так и товарищам своим дает читать их”. П.Алексеев был арестован 3 апреля 1875 г. за чаепитием в кругу друзей в одном из частных домов на Пантелеевской улице в Москве. Вместе с ним были задержаны 8 человек, не назвавшие своих имен. Все они, оказавшись за тюремной дверью, проявили по словам дознавателя “преднамеренное и упорное старание не давать показаний, скрыть взаимные свои отношения и вообще следы преступления”.

Признаки “государственного преступления” приняли зримые очертания по разумению жандармов только с августа 1875 г. в итоге арестов и обысков не только в Москве, но и в других местах: Иваново-Вознесенске, Туле, Киеве и на Курско-Харьковской железной дороге. При этом были конфискованы тысячи книг демократического содержания, среди которых были наряду с сочинениями Н.А.Некрасова и популярными книжками для народа публицистические произведения отечественных и западноевропейских мыслителей, а также бесцензурные издания русских зарубежных типографий “Вперед”, “Работник” и др.

8 июля 1876 г. последовало “высочайшее соизволение” на обращение дела “о хождение в народ” в четырех губерниях России “к составлению обвинительного акта … и рассмотрению в Особом присутствии Правительствующего сената, без производства предварительного следствия”.

В период подготовки обвинительного акта и в ходе слушания этого дела официальные лица использовали записную алфавитную тетрадь процесса пятидесяти в качестве пофамильного свода “доказательств” преступности каждого из узников, извлеченных обер-секретарем суда В.В.Поповым из 24-х томов жандармских дознаний и приложений к ним. При этом сенаторы не раз сетовали в частных разговорах и переписке на отсутствие улик против многих обвиняемых, но выказывали готовность поступиться существующими юридическими нормами ради ужесточения санкций против народников по предписанию царя и высших сановников Империи.

В числе отданных под суд были 16 девушек из привилегированных семей и фабрично-заводская молодежь (14 чел.). Всего по процессу проходило 16 дворян, 11 разночинцев, 4 лица духовного звания, 5 студентов и 14 рабочих. Их опыт “хождения в народ” трактовался в обвинительном акте как заговор недоучившихся юношей и девушек вкупе с малограмотными рабочими. В противоречии с официальной версией, изложенной в обвинительном акте никто из народников не признал себя виновным

Об остром характере прений царю донесли незамедлительно: “…обвиняемые в числе пятидесяти человек ведут себя несдержанно, и некоторые из них позволяют себе высказывать, что они не нуждаются в защите в виду того, что суд уже предрешил их участь, что все ими содеянное не есть преступление”. Первым откликом на накаленную атмосферу в Особом присутствии Сената явилось стихотворение “К судьям”, сочиненное адвокатом А.Л.  Боровиковским и изданное нелегально во время процесса пятидесяти тиражом в 350 экземпляров.

9 марта 1877 г. на процессе пятидесяти произошла сенсация, вызванная активностью подсудимых при использовании права на защиту и последнее слово. С судебной трибуны выступили по существу дела 9 человек.

Но только троим – Петру Алексееву, Софье Бардиной и Георгию Здановичу удалось полностью произнести свои речи, несмотря на гневные реплики Первоприсутствующего сенатора К.К.Петерса и использовать судебную трибуну для исповеди своих убеждений и опровержения обвинений в безнравственности. Это была акция единомышленников, объединенных жаждой правдоискательства и решимостью посвятить свою жизнь деятельности в народе во имя его блага и просвещения.

15 из 50 подсудимых были осуждены Особом присутствием Сената 14 марта 1875 г. на каторгу, причем наибольший срок каторжных работ (10 лет) был назначен Петру Алексееву “за обдуманность действий” и “противозаконные побуждения”. Материалы о событиях 9 марта 1877 г. выдержали множество нелегальных изданий, особенно речь Петра Алексеева. В послесловии к публикации этой речи в 1877 году говорилось: “до сих пор ни один человек во всей России не говорил ничего подобного в открытых заседаниях государственного учреждения, в присутствии судей, жандармов, всяких властей, сановников и чиновников и при стечении значительного числа публики. Речь Петра Алексеева есть действительно крупное событие в истории русского народа”.

Народники приобрели после процесса пятидесяти высокий моральный авторитет и ореол мученичества за служение демократическим идеалам. Под влиянием общественного мнения позже (7 апреля 1877 г.) каторжные работы для осужденных женщин были заменены поселением в Сибирь. Нелегальные издания об акции народников 9 марта 1877 г. в Особом присутствии Сената находились под официальным запретом свыше 40 лет, а хранение и распространение этих изданий неизменно каралось тюрьмой.

Панухина Н.Б. Ведущий научный сотрудник