Информационно-просветительский портал Ханты-Мансийского автономного округа - Югры.
Ссылки
Сервисы: содержание - о Хронографе - помощь - обратная связь
Хронограф: на главную - Энциклопедии Рубрикона - добавить в избранное - cделать стартовой
Яndex: наука - словари - экономика - Hi-Tech - почта - открытки
Rambler: почта - новости - словари - антивирус - руметрика - валюта - спорт - погода - текущая позиция в Rambler Top100
Google: поиск - gmail - статистика
Календарь
ПнВтСрЧтПтСбВс
123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Примечание
Даты событий, происшедших с 5 октября 1582 года по 31 января 1918 года приведены по «старому стилю». Для пересчета дат в современный (григорианский) календарь следует применять следующие правила:
С По Добавить
5.10.1582 29.02.1700 10 дней
1.03.1700 29.02.1800 11 дней
1.03.1800 29.02.1900 12 дней
1.03.1900 31.01.1918 13 дней
Дни недели не изменяются.
Подробнее: Большая советская энциклопедия, статья «Календарь»
 
Указом Екатерины II в Петербурге было учреждено «Воспитательное общество благородных девиц»
Худ. Д.Г. Левицкий 1783 г. Холст, масло
Екатерина II в храме богини Правосудия
Художник А. Рослен Кон. XVIII в.
И.И. Бецкой (1704-1795)
Худ. Беггров К. Гравюра По рисунку Галактионова С.
Институт Благородных девиц в Смольном монастыре.
Художник Д.Г. Левицкий 1772 г. Холст, масло
Портрет Н.М. Давыдовой в платье кофейного цвета, установленного для младшего, первого возраста воспитательного общества благородных девиц и Ф.С. Ржевской в голубом платье, установленном для воспитанниц второго возраста.
Художник Д.Г. Левицкий 1776 г. Холст, масло
Портрет Г.И. Алымовой. Изображена в белом шелковом платье, установленном для воспитанниц старшего, четвертого возраста Воспитательного общества благородных девиц
Художник Д.Г. Левицкий 1773 г. Холст, масло
Портрет Е.Н. Хрущовой и Е.Н. Хованской. Изображены в театральных костюмах во время исполнения ими пасторальной сцены из спектакля.
Художник Д.Г. Левицкий 1783 г. Холст, масло
Портрет Е.А. Воронцовой с фрейлинским шифром Екатерины II
Художник Д.Г. Левицкий 1783 г. Холст, масло
Портрет Е.А. Воронцовой (фрагмент, Фрейлинский шифр Екатерины)

Екатерина II впервые решила создать учебное заведение для девушек, которых она пожелала не только воспитать, но и сделать людьми просвещенными. Помощником императрицы стал И.И. Бецкой, известный деятель просвещения, автор педагогических планов, по которым впоследствии были открыты воспитательные дома в Петербурге и Москве.

Указом Екатерины II от 5 мая 1764 г. в Петербурге было учреждено «Воспитательное общество благородных девиц», которое вошло в историю под названием «Смольного института», по месту, где оно располагалось: Воскресенский Смольный монастырь. Соответственно воспитанницы его получили название «монастырок», или «смолянок».

Екатерина II надеялась в этом учебном заведении воспитать «новую породу людей», которая, могла быть создана только в совершенно новой среде, главное, вдали от «испорченных» родителей. В генеральном плане о воспитании девиц говорилось: «Принимать в эти заведения не старее как по пятому или шестому году». Считалось, что это тот возраст, когда дети еще не испорчены. Первоначально обучение продолжалось 12 лет, до 18-летия девушки.

У Екатерины II были далеко идущие планы – образовать Россию, поэтому императрица не остановилась только на привилегированном дворянском сословии, но привлекла к образованию и другие классы. В 1765 г. был утвержден Устав мещанского училища, по окончании которого, говорилось в правилах, мещанские девушки «могли быть выпускаемы в замужество за достойных по их состоянию женихов; другие могли вступить в службу при училище благородных девиц».

С екатерининских времен Смольный состоял из двух учебных заведений: Общества благородных девиц (Николаевская половина) и Мещанской половины (Александровское училище). Со временем сроки учебы были сокращены: на благородной половине до 9 лет, на мещанской - до 6 лет.

В закрытое учебное заведение привозили 6-9-летних девочек и в течение 6-12 лет они жили в институте в полной изоляции от родного дома. На протяжении долгого времени именно эта обособленность институтов от внешнего мир была их особенностью. Только по окончании обучения родители приезжали в институт, чтобы забрать уже взрослую девушку.

Всякая новенькая на все время обучения поступала в распоряжение классной дамы. Это была ее наставница, гувернантка, женщина, призванная заменить ей отсутствующую мать. В обязанности классных дам входил контроль за воспитанницами: их поведением, гигиеной, за соблюдением распорядка дня и этикета.

Каждый возраст носил платья особого цвета. Младшие институтки при Екатерине II назывались «кофейными» и носили платья коричневого цвета. Второй возраст назывался «голубым» и платья были голубого цвета.

Третий – «серым»; старший, выпускной, носил белые шерстяные платья и назывался «белым».

Впоследствии, как непрактичные, маркие, их заменили на зеленые, но традиция называть класс «белым» оставалась во всех учебных заведениях. В одинаковых одеждах все девушки были похожи друг на друга, т. е. на время учебы уравнены в правах. Сами воспитанницы отмечали: «Бедные, богатые – все сливались в одну толпу, все были совершенно равны. Слияние это было настолько полно, что никто у нас не знал, кто родители подруги».

Все воспитанницы казенных заведений страдали от жесткого распорядка дня. Утро у институток начиналось в 6 часов утра: нужно было быстро встать и идти умываться. «Ничто так дурно на нас не действовало, как звон колокольчика ранним утром. Мы вставали не в ту пору, какую требовала наша природа и климат», - вспоминали многие. После утренней молитвы воспитанницы шли завтракать. Считалось, что в подобных заведениях стол должен был быть простым и здоровым. Утром обычно давали по кружке сладкого чая с молоком и французскую булку. Обед состоял из трех блюд, ужин из двух. Считалось, что этого достаточно для растущего организма. Сами воспитанницы, вечно голодные, были другого мнения. Ученица столичного заведения писала: «Я долго не могла привыкнуть к институтскому столу. Все мне казалось невкусным. Особенно утром была неприятна подававшаяся какая-то бурда, называемая чаем или сбитнем. В 5 часов вечера, после классов, приносили большую корзину с ломтями черного хлеба с солью и бутыль квасу. Трудно себе представить, с какой поспешностью набрасывались девицы на этот хлеб».

Что касается физического воспитания девушек, то в Уставе, составленном еще Бецким, говорилось: «Всякая излишняя нега вовсе изгнана быть долженствует». В спальнях и классах постоянно проветривали помещения, чтобы там был свежий воздух, печи зимой топили «с умеренностью», часто в помещениях температура не поднималась выше 16 градусов. Девочки страдали от холода. Белье менялось два раза в неделю, чистота была безукоризненная. В хорошую погоду воспитанницы гуляли в садах, в плохую погоду – в особо отведенных местах. Была и элементарная гимнастика. Девочек ставили в ряд с линейками за спиной и заставляли делать «па» ногами. Считалось, что это упражнение хорошо для их осанки. Два раза в неделю были танцы, которые все любили, потому что можно было напрыгаться вдоволь. В институте все было подчинено раз и навсегда установленному распорядку. Весь день был расписан по минутам, свободного времени практически не было. Оставалась лишь ночь: многие не засыпали, болтали, главное, читали романы, которые им читать не разрешалось. В институтах до 1860-х годов не было даже ученических библиотек, но, тем не менее, читали все новейшее, но со страхом быть застигнутыми врасплох.

Заботясь о воспитании девиц, Екатерина II считала, что их главное предназначение – стать женой, матерью, хозяйкой. А чтобы быть привлекательной невестой, девушка должна была уметь разговаривать на одном, двух иностранных языках, уметь танцевать и держать себя в обществе. Все воспитанницы отмечали, что им не разрешали говорить между собой иначе, как на французском или немецком языке. Замеченным в разговоре на русском языке, сбавляли балл за поведение. Обязательными, для хорошего воспитания девушки, будущей хозяйки, считались уроки музыки, кулинарии и рукоделия. В младших классах учили шить и вязать чулки, в старших классах – вышивать по канве, гладью и золотной нитью. Во всех учебно-воспитательных заведениях розги и побои были строго запрещены Екатериной II, которая считала, что «страшными наказаниями произвесть добродетели невозможно». Школьные уставы допускали лишь легкие наказания: провинившиеся час или два стояли на одном месте, им не разрешали гулять со всеми. Классные дамы могли наказывать и по своему усмотрению, например, лишая девочку третьего блюда, или снимая с нее передник. Многие воспитанницы вспоминали про «черный стол», за которым провинившиеся ели отдельно и «черную скамью», на которой сидели наказанные.

Монотонную жизнь институтов нарушали праздники. Балы устраивались несколько раз в год. В специально убранном зале играл оркестр, барышни были нарядно одеты в белые платья, но кавалеров не полагалось. В бальную залу допускались учителя, родственники и братья не старше 12 лет. Институтки танцевали друг с другом и веселились от души. Во многих институтах устраивались театральные представления. Еще во времена Екатерины II в Смольном существовал свой театр, на сцене которого успешно выступали воспитанницы.

Устраивались и концерты, на которых порой выступали европейские знаменитости. После праздников наступали будни, возобновлялась учеба. Во всех институтах хорошая учеба вызывала уважение подруг и преподавателей. Знания оценивались по 12-ти балльной системе: 1-2 – «худо», 3-4 -«слабо», 5-6 – «посредственно», 7-8 – «хорошо», 9-10 – «очень хорошо», 11-12 – «отлично». Главным событием в жизни институток был публичный экзамен, на котором в столичных институтах присутствовали члены императорской семьи. Наконец, наступал долгожданный день выпуска, о котором столько мечтали в годы обучения. При выпуске всем воспитанницам выдавались аттестаты. При Екатерине II шесть лучших учениц получали «шифр» - золотой вензель в виде инициала императрицы, при Марии Федоровне – уже десять.

Смолянка Быкова вспоминала: «Государыня надела мне шифр и поцеловала в лоб! Что это было? Не помню, как ушла я на свое место. На душе моей было так хорошо! Невозвратное блаженство!» Во всех институтах выдавались медали, похвальные листы, подарки, книги, ноты. В день выпуска девушки в последний раз надевали свои белые платья, чтобы в этот торжественный день быть одинаково одетыми. Только теперь они понимали, что «эта жизнь» закончилась и надо друг другу сказать: «До свиданья!» Начиналась совсем иная жизнь, уже за стенами института.

Сахарова Л.Г. Н.с.