3 Августа
1848 - День рождения Антония, митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского
1917 - Завершение работы IV съезда РСДРП(б)
О чём писали газеты 3 Августа
День рождения Антония, митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского
Портрет митрополита Антония (Вадковского). Начало XX в. Холст, масло.
Портрет митрополита Антония (Вадковского). Фотография 1910-е гг.
Захоронение митрополита Антония

Митрополит Антоний – до принятия монашеского пострига, в миру Александр Васильевич Вадковский (1848 1912). Родился в селе Царёвка (Гремячка) Кирсановского уезда Тамбовской губернии, в семье священника. В детстве получил особое благословение от свт. Феофана «Затворника», правящего архиерея епархии, который стал позже духовным наставником юноши. Первоначальное образование получил в Тамбовском Духовном училище, затем в семинарии. В 1870 г. с отличием закончил Казанскую Духовную Академию и был оставлен для преподавания, став доцентом кафедры гомилетики и пастырского богословия. Через год был утвержден в степени магистра. В 1879 г. талантливый педагог возглавил издание журнала «Православный Собеседник», посвятив свои научные занятия изучению древнеславянской письменности.

В 1883 г., овдовев и трагически потеряв двух своих детей, умерших от дифтерита, принял монашеский постриг с именем Антоний. В Академии иночество статского советника воспринималось скептически, большинство преподавателей были людьми светскими. Однако отец Антоний определил свой путь, в тоже году он был возведен в сан архимандрита и настоятеля Казанского Иоанно-Предтеченского монастыря, который за «короткое время из запустения был приведен в благоустройство»; не разорвал он и своей связи с Академией, став в 1884 г. ее инспектором.

Отзывы о благочестивом архимандрите, педагоге и ученом, произвели должное впечатление на обер-прокурора К.П.Победоносцева, бывшего в Казани, и способствовали переводу отца Антония в 1885 г. в Петербургскую Духовную академию. Через два года он был уже назначен ее ректором, тогда же состоялось наречение его во епископа Выборгского. Управляя Академией более пяти лет, епископ Антоний способствовал укреплению ее научно-просветительской миссии, оставив после себя образцово устроенное учреждение, в том числе богатое древлехранилище и научно оборудованный архив.

При его участии установилось тесное сотрудничество с Обществом распространения религиозно-нравственного просвещения протоиерея Ф.Н.Орнатского, где устраивались публичные чтения для желающих укрепить православные знания и получить ответы на богословские вопросы в нарастающем потоке новых недогматических учений, в том числе В.С.Соловьева и Л.Н.Толстого. Распространение «толстовства», сбивавшего многих молодых людей на путь увлечения лжехристианскими идеями, заставили владыку Антония в 1901 г., уже в сане первенствующего архиерея, поставить подпись в указе Синода, где констатировалось, что «Л.Н.Толстой более не может считаться членом Русской Православной Церкви». Тем не менее, писатель не был подвергнут ни отлучению, ни анафеме, как это воспринималось либеральной интеллигенцией. Сострадание к духовных исканиям Толстого и к тревоге его близких, объясняет и письма митрополита Антония к супруге писателя с разъяснением смысла столь публичного постановления. «Посвящая свою жизнь спасению других… не должно уже иметь своей жизни», а должно думать только о тех, кого направляешь на путь спасения, в их «жизни заключаются и радости, и невзгоды», так думал и жил будущий митрополит.

В 1892 г. владыка был избран почетным членом Казанской, Московской и Петербургской Духовных академий. В то же году из состава столичной епархии была выделена отдельно Финляндская кафедра, отданная в служение нового архиепископа с последовавшим определением состоять членом Синода. На непривычном месте проявился осмотрительный административный талант и такт архиепископа Антония в отношении «угрюмых финнов» при строительстве новых православных церквей, русских школ и поселков. Особой заботой пользовался основанный в Линтуле женский монастырь и монастырские владения на Валааме.

В 1893 г. Казанская академия удостоила высокопреосвященного за научные труды ученой степени доктора церковной истории. В этом же году он возглавил синодальную Комиссию по вопросу о соединении старокатоликов с Православной Церковью, выражавших желание воссоединения традиционных церквей. Представительный состав комиссии рассматривал догматические и исторические основания, разделявшие православных со старокатоликами и англиканской церковью, в поисках возможной почвы для канонического соединения. На Западе труды петербургских богословов вызывали большой резонанс, имя архиепископа Антония стало широко известно. В 1897 г., отчасти в продолжение своей миссии, преосвященный был отправлен представителем Синода в Англию в составе особого российского посольства на торжества по случаю празднования 60-летнего юбилей королевы Виктории. На родину он вернулся обладателем почетных степеней доктора богословия и прав Оксфордского и Кембриджского университетов, но труды сторонников единения церковных конфессий не увенчались конкретными результатами.

В 1898 г., в день Рождества Христова, сравнительно молодой архипастырь, в синодальном единодушии и по желанию императора Николая II, был назначен на основную кафедру империи, став митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским. На долгие и трудные четырнадцать лет, с 1900 г. как первоприсутствующий иерарх Синода, возглавил церковное управление.

Он стал первоархиереем в сложный период, когда неразрешенные проблемы все увеличивались. В печати и обществе яростно критиковали церковную политику государства и апатичность священства. С другой стороны, среди духовенства возникали деятели, «вовлекаемые в партийные схватки». «Народу было трудно объяснить, что не всякие речи людей в рясах непременно отражают позицию Церкви как таковой», писал владыко, считавший, что духовенство не должно вмешиваться в политику. Он был против избрания архиереев в Государственную Думу, подав сам пример своей отставкой в 1906 г. Отказывал владыка и в благословении черносотенным организациям, поднимавшим «на щит» идеи защиты чистоты веры, противопоставляя политическим интепритаторам возрождение монашеского подвижнечества, необходимого для бескорыстного и жертвенного служения. Увеличению духовных примеров такой жизни служил и процесс умножившейся канонизации святых в «тревожные годы». Сам митрополит сподобился приобщиться к святыне при прославлении Серафима Саровского, собственноручно облачая нетленные мощи Преподобного старца.

Также способствовал владыка возрождению церковного попечения о заключенных в переполненных тюрьмах, поддерживал основание Александро-Невского общества трезвости, почин которого имел огромный успех по всей России. Все свои средства раздавал благотворительным организациям и нуждающимся клирикам. Однако его сострадательность и мягкость не мешали ему быть принципиальным в вопросах веры и Церкви.

После принятия ряда указов об укреплнении основ веротертимости в 1903-1905 гг. разрастались сектанские и религиозно-философские течения всякого толка, укреплялось положение других конфессий в своей самостоятельности, тогда как «главенствующая церковь» с лице Синода не была даже допущена до обсужденния столь важных проблем. Митрополит в откровениях с председателем Комитета министров С.Ю.Витте, не выступая против «веротерпимости», выражал недоумение, что «православная Церковь не пользуется теми свободами, которыми предполагается наградить иные Церкви и иные вероисповедания». При нарастании радикальный умонастроений, он разделял позиции Николая II в укреплении традиций, но понимал их несколько иначе. Как писал один из его сторонников: столетия «примат светской власти подавлял свободу Церкви сверху донизу... Эта долгая вынужденная безгласность… создали и в самом Синоде навыки, искони началам православия несвойственные,— решать дела в духе внешнего, формального церковного авторитета…». Новый митрополит думал о возрождении внутренней сплоченности, самодеятельности священства и мирян, соборности в принятии решений и в управлении церковью, а не об укреплении только внешних атрибутов престижа Церкви и слепому следованию обер-прокурорскому курсу К.Л.Победоносцева.

На фоне политической и гражданского высвобождения, с 1905 г. митрополит Антоний возглавил борьбу сторонников церковных преобразований за востановление патриаршего престола и независимость соборной Церкви, сообразовываясь в своих намерениях с преобразованиями, которые велись и за пределами России, в восточных патриархатах Константинополя и Александрии.

В 1906 г. в результате непростого противостояния и сложной подготовительной работы синодальных и епархиальных сторонников митрополита, император был вынужден «выразить свою волю, чтобы произведены были некоторые преобразования в строе нашей отечественной Церкви». С этой целью был создан «Комитет по разработке вопросов, подлежащих обсуждению Поместным Собором Всероссийской Церкви», получивший название «Предсоборное присутствие», во главе которого был поставлен митрополит Антоний. Успешная работа Комитета была одобрена монархом в 1907 г., но созыв Поместного Собора был отложен на неясный срок под предлогом «переживаемого ныне тревожного времени».

В последующие годы владыка предпринимал попытки возрождения работы хотя бы «Предсоборного присутствия», но исключительные испытаниям надорвали его силы. В 1912 г. митрополит Антоний скончался, и, согласно завещанию, был похоронен не в стенах лаврских храмов-усыпальниц, а среди иноков Никольского кладбища Александро-Невской лавры, как простой монах.