2 cентября
О чём писали газеты 2 cентября
Адрианопольский мир

Русско-турецкая война 1828-1829 гг. была четвертым, начиная с конца XVIII в. военным конфликтом двух соседних держав в их затянувшемся споре по целому ряду политических вопросов. К этим вопросам в первую очередь относилось: разграничение на Кавказе, контроль над проливами (Босфор и Дарданеллы), посредничество России в отношениях Порты с православными подданными на Балканах (Греция, Сербия, Болгария, Молдавия и Валахия).

Одной из важнейших причин войны, начавшейся в апреле 1828 г., был греческий вопрос. Греция, 6 лет продолжавшая отчаянную борьбу против четырехсотлетнего турецкого рабства, истекала кровью и молила о помощи. В октябре 1827 г., после долгих и безуспешных дипломатических переговоров ведущих европейских держав с Турцией, соединенный флот России, Великобритании и Франции нанес сокрушительное поражение турецко-египетскому флоту у берегов Греции в Наваринской бухте. Наваринское сражение сделало неизбежной новую русско-турецкую войну.

Война шла на двух фронтах: Балканcком и Кавказском.. На Балканах кампания 1828 г. развивалась неудачно для России. Кавказскому корпусу И.Ф.Паскевича надлежало отвлечь силы турок от главного Балканского театра. Немалыми жертвами были заняты сильно укрепленные турецких крепости Карс, Ардаган, Баязет, Эрзерум; 1829 год принес победу и на Балканы: армия под командованием генерала И.И.Дибича в тяжелейших условиях преодолела Балканский хребет. 7 августа русские стали под стенами Адрианополя, со времен князя Святослава не видавшего русских дружин. Войска ждали приказа, чтобы продолжить движение к Константинополю,

Мнения российских политиков и военных деятелей разделились. С одной стороны турецкая столица была совсем близко, с другой - европейские страны были готовы ввести объединенный флот в проливы для защиты Константинополя. Соперничество великих держав на Балканах и в Черноморских проливах давало о себе знать.

В Петербурге возобладали сторонники умеренности. Император послал главнокомандующему И.И.Дибичу письмо, в котором предписывал кончить дело «прекрасным Адрианопольским миром». Для его заключения в Адрианополь прибыл граф А.Ф. Орлов.

Блестящий офицер, участник Аустерлица, Бородина и заграничных походов, генерал-адъютант граф А.Ф.Орлов, был одним из ближайших друзей императора Николая I. Не являясь профессиональным дипломатом, Алексей Федорович, тем не менее, играл важную роль во многих важных политических событиях своего времени; его подпись как полномочного представителя Российской империи стоит под двумя русско-турецкими договорами, в том числе, Адрианопольским миром и многосторонним Парижским трактатом 1856 г.

Первый этап переговоров, начатых с побежденным противником в августе 1829 г., быстро зашел в тупик. Османское правительство было не намерено заключать мир на условиях русской стороны. Спустя некоторое время, после отданного Дибичем приказа начать наступление, когда русские конные разъезды остановились на расстоянии одного перехода от Константинополя, переговоры продолжились.

Избегая «бесконечных словопрений» с членами «дивана» Орлов вел переговоры быстро и уверенно. Обсуждались спорные вопросы о Греции и Сербии, о разграничении на Кавказе, об устье Дуная. Отмечая иронию и легкость, с какой российскому представителю удавалось улаживать наметившиеся конфликты с турецкой стороной, современник приводит, в частности, пример обсуждения островов в устье Дуная, переход которых к России давал ей дополнительную возможность контролировать судоходство по этой реке. Турки возражали, «ибо острова сии, поросшие камышом, в котором гнездились змеи, никакой политической важности в себе не заключали». В ответ на это Орлов отвечал в том духе, что: «Острова сии так ничтожны, что, если бы Порта уступила их лично ему, то он бы их не взял; возражение сие заставило турецких министров смеяться, и они по сему предмету больше не прекословили».

2 сентября 1829 г. мирный договор был подписан. По его условиям России переходили острова в дельте Дуная, Черноморское побережье Кавказа от Анапы до Поти, Ахалцих и Ахалкалаки, часть армянских областей Турции. Черноморские проливы открывались для коммерческой навигации. Была гарантирована автономия для Греции и Сербии, расширялись права Дунайских княжеств.

Интересно отметить, что не один раз терпевшая поражение Порта, еще ни разу не соглашалась признать в международно-правовом порядке автономию или независимость порабощенного ею народа. Адрианопольский договор впервые заставил ее пойти на этот шаг.

В результате победы в русско-турецкой войне 1828-1829 гг. и заключения Адрианопольского мира политическое положение России в Европе упрочилось. Она еще раз продемонстрировала свою силу, свое влияние на славянские народы Османской империи, заинтересованность в их судьбе и возможность их освобождения.

Журавская И.Л. Ст.н. сотр.